Для Сада и Дачи
Бензопилы
Газонокосилки
Снегоуборщики
Товары для сада
Электроинструменты
компостные туалеты и биотуалеты
Инструменты
Садовые гномы
Садовый декор
Бассейны
Водонагреватели
Все для Бани
Книги по садоводству
Техника фирмы Husqvarna
Садовая техника фирмы Gardena
Канистры

Новости

2004.05.20 РАНО РАССЛАБИЛИСЬ!

О чем скажет и о чем не скажет президент 26 мая

В среду Владимир Путин выступит с ежегодным посланием Федеральному собранию. О чем оно будет? О программе на второй срок в целом. Наверное, об удвоении ВВП. Наверное, о борьбе с бедностью. Наверное, об эффективности экономики в условиях растущего соблазна отдаться "голландской болезни" заоблачных нефтяных цен. Наверное, по большому счету - о том, что пора стране совершать прорыв в будущее. Сегодня даже уже почти понятно, что делать. Почти понятно - как. Самый большой парадокс в том, что после всех перестроек, реформ, выборов-перевыборов, 15 лет посттоталитарного, по идее свободного развития - после всего этого совершенно непонятно, с кем, собственно, идти в прорыв.

Свободный человек как выморочный вид

"Вместе мы сумели очень многое... Теперь главная цель ближайшего четырехлетия - превратить уже накопленный нами потенциал в новую энергию развития... Мы часто повторяем: в России глава государства отвечал и будет отвечать за все. Это по-прежнему так. Но сегодня, глубоко понимая меру собственной, личной ответственности, хочу подчеркнуть: успех и процветание России не могут и не должны зависеть от одного человека или от одной политической партии... Мы должны иметь широкую базу поддержки, чтобы продолжать преобразования в стране. Убежден: лучшей гарантией такой преемственности является зрелое гражданское общество. Только свободные люди в свободной стране могут быть по-настоящему успешными. Это основа и экономического роста России, и ее политической стабильности. И мы будем делать все, чтобы каждый человек смог проявить свой талант... Чтобы в стране развивалась реальная многопартийность, укреплялись личные свободы граждан". Эти слова Путин говорил, вступая в должность на второй срок. О свободных гражданах свободной страны. Наверное, ему стало совсем одиноко на вершине выстроенной им за 4 года вертикали власти.

В последнее время у многих в окружении президента зазвучала тема состоявшихся требовательных граждан. Вернее - тема дефицита таковых для страны, если она еще чего-то хочет в этом мире. После 15 лет свободы - тема выморочного сословия свободных людей.

"В истекшие 4 года были другие задачи, они в целом выполнены, теперь нужно растить гражданское общество, воспитывать прослойку активных людей, - заметил один из кремлевских политтехнологов. - Если не к 2008-му, то, может, через 8-12 лет такая прослойка - благодаря и нашим усилиям - появится. И тогда можно будет говорить о новых гражданах страны".

Как ни горько или смешно это покажется - ну совсем ничто не ново под русским небом. Вот, к примеру, Василий Ключевский - о попытках Петра создать новую элиту новой страны: "Петр I надеялся грозою власти вызвать самодеятельность в порабощенном обществе и через рабовладельческое дворянство водворить в России европейскую науку, народное просвещение как необходимое условие общественной самодеятельности...". Преуспел ли в том Петр? Через 200 лет выяснилось, что да. Ему удалось создать пристойную элиту, которую затем восставшие рабы низвергли, сослали, сгноили в концлагерях. В те времена тоже существовали 2 страны: одна говорила по-французски, блистала науками, обхождением и европейской культурой, другая - жила нищей духом и бытом чередою дней. Они так и не сошлись...

Вспомнит ли об этом президент?

Понимание о хорошем и плохом

Руководитель российской "дочки" крупной западной банковской группы, говоря о больших сдвигах в формировании новой российской деловой этики и признав колоссальные перемены в инвестиционном климате в целом, заметил: "В области этики сдвиги куда скромнее. Разум может измениться быстро, сердце - нет. Что ж, русские имеют право быть русскими, иметь свои этические ценности. Не надо их за это критиковать". Ему - быть может. А нам самим? Вот более откровенное мнение (Бернард Сачер, председатель совета директоров УК "Альфа-Капитал"): "В чем препятствие для инвестирования в российский бизнес? Прежде всего в отсутствии устоявшейся системы социальных ценностей. В этой стране нет общепринятого понимания того, что хорошо, а что плохо, нет преобладающего мнения в отношении таких ключевых понятий, как справедливость, честность, равенство перед законом, личная независимость". Вот она - главная связка и главное слабое звено: инвестиции - мораль. Иностранец, как уже не раз бывало с Россией, вопреки пошлому мнению о негодности "общего аршина" в качестве у.е. измерения, точно ухватил суть: дело не столько в технологии, не в великой обломовской русской лени, густо замешенной на философии созерцания маниловского пруда с лебедями, дело даже, если уж совсем по большому счету, не в коррупции, воровстве и мздоимстве. Все, увы, гораздо хуже. Что такое хорошо, а что такое плохо? Что есть нынче добродетель, а что порок? Почем (да, именно почем) в розницу честность и справедливость? Мало где в мире найдется место, где настолько смещены оси нравственных координат. Где прослойка временщиков имеет столь колоссальное воздействие на всю общественную и экономическую жизнь страны.

Скажет ли об этом президент?

Новые русские временщики

"Я спрашиваю его: "Почему ты продаешь несвежие продукты?" А он: "А чего? Все равно народ покупает..." Это - недавний диалог между успешным политиком и не менее успешным бизнесменом, владеющим в Москве одной из крупнейших торговых сетей. Другой случай: придя в дорогущую московскую клинику и заплатив немерено денег, пациентка наткнулась на полнейшее "совковое" безразличие врачей к ее проблемам, даже аргументы о деньгах не действовали...

- Рядом с нашим поселком - лес, кусок которого жители захотели оградить и забрать себе в собственность, - рассказывает один весьма обеспеченный российский гражданин. - Я говорю: "Давайте лучше сделаем публичный парк. Если мы всё огородим 2-метровыми заборами, остальным людям отдохнуть будет негде, и в конце концов они набросятся на наши же дома". Мне говорят: "Да ты что, его ж загадят тут же!" Я говорю: "Да, поэтому помимо парка нам придется платить фирме за поддержание его в чистоте. А потом через какое-то время нанять еще одну фирму, охранную, чтобы останавливали тех, кто бьет бутылки и мочится в кустах. Только так мы превратим людей в нормальных граждан и сами покажем, что мы не нелюди".

- На меня посмотрели как на идиота, - грустно заключил житель престижного поселка. Сейчас он бьется за пробивание закона, запрещающего богатым и влиятельным приватизировать все и вся, наплевав на тех, кто рядом, но слабее...

Продолжать перечислять подобные "мелочи" вряд ли стоит. На каждом шагу все очевиднее: состоятельные, состоявшиеся, выигравшие от реформ люди в наибольшей степени игнорируют правила, принципы, этические нормы. Еще недавно все так надеялись на "великий и могучий" средний класс: он-де и опора демократии, и столп гражданского общества. Он принесет нам новую мораль. А ведь не сбылось! Именно этим - состоявшимся, выигравшим, благополучным - все по фигу. Как они ездят (обычно без правил), что окружает их особняки или более скромные коттеджи (обычно окружают горы мусора), как чувствуют себя работники на их предприятиях (обычно весьма средненько, а голодовки последних месяцев показывают, что порой и вовсе плохо) и тысячи потребителей услуг их компаний (обычно - весьма паршивенько). Они - сами по себе, а "потоп" - пусть он будет здесь и сейчас. Но - в стороне.

Портрет сегодняшнего "нового среднего", продвинутого, успешного бизнесмена или политика, владельца или менеджера, почти космополита, объездившего полмира, имеющего минимум хорошую квартиру, одну-две недурственные машины и особняк в "ближнем Подмосковье". Итак, как он выглядит? Плохо! Он рано расслабился.

Утро. Кухня. Метров 15 минимум (как это люди живут в пяти метрах? - недоумевает его жена (подруга), устойчиво забывшая недавнюю советскую кухню своего детства). "Новый средний" пролистывает глянцевый бессмысленный журнал с картинками-машинками. Газет он, как правило, не читает. Если вынужден делать это по работе - лишь проглядывает темы, которые касаются его. За их границами - по фигу. Остальные темы слишком сложны, они заставляют напрягать мозги, о чем-то размышлять... А зачем? - рассуждает успешный человек и, не напрягаясь, садится в машину. На дороге он - король, что происходит сбоку-сзади - неинтересно, кого-то "подрезал" - сам дурак, не лезь. Припарковался во втором ряду, перекрыв дорогу трамваям. А мне так удобнее. Не задумываясь, каково другим.

Вы представили надутого индюка в "БМВ" с бритым затылком? Отнюдь. Это может быть советского вида политик, но в костюме за 3 "штуки" баксов. Состоявшийся профессор коммерчески успешного вуза. Руководитель продвинутого телеканала. Кто-то там из многотысячной орды фабрики шоу-бизнеса. Успешный политолог. Карьерно активный менеджер какой угодно сферы. Казалось бы, надо радоваться за людей. Начался нормальный процесс их "обуржуазивания". Есть такое мнение. Но многие с ним не согласны. "Людей можно понять, после многих лет напряжения они расслабились, - говорит один из ведущих политтехнологов. - Но расслабились они рано".

Ой, рано! Скажет ли об этом президент?

Казалось бы, именно те, кто выиграл в этой новой жизни, должны больше других быть озабочены тем, чтобы новое качество распространялось шире и шире. Чтобы другие тоже понимали: лучше не гадить в подъезде, а сохранить его и потребовать от вечных, уже почти мифологически вороватых городских властей следить за ним. Лучше не бить бутылки на пляже, ведь завтра твои дети могут распороть ногу. Лучше не бросать мусор в лесу, ведь тебе самому завтра захочется там погулять. Нет, почему-то - нет. Он выезжает за периметр 2-метрового забора и вываливает отходы своей состоявшейся жизни прямо у дороги. Выигравшие ведут себя так, будто они - временщики, которые завтра исчезнут из этой страны, словно "зеленые человечки" в утреннем розовом тумане. Впрочем, проигравшие ведут себя ровно так же.

Скажет ли об этом президент?

Патриотизм - хит пятого сезона подряд

Самое смешное (но скорее грустное) в том, что эти временщики (как бы) любят свою (как бы) родину. Чем успешнее в жизни иной временщик - тем суровее супится он, услышав показавшиеся ему непатриотичными речи. Патриотизм - хит "чартов" пятого политсезона подряд. "Ах, вы не любите родину..." - хищно глядя в глаза, все чаще произносят они. А что такое этот их патриотизм? Чаще всего - ничто, кроме убогих закомплексованных филиппик на тему гегемонизма Америки. Самыми разными политиками, деятелями и конечно же СМИ взят на вооружение кондовый советский прием: чем бездарнее собственный общественно-политический перформанс (вариант - программа передач и новостные выпуски), тем раскатистее должен быть антиамериканский накат. Порой складывается впечатление, что главный общероссийский успех на сегодня это победы исламского террора где-то в Ираке. Раньше все это называлось национально-освободительной борьбой и было призвано, в частности, отвлекать людей от бытовой убогости. От чего и кого нужно отвлекать сейчас? Разве что от собственной бессодержательности.

Сочная или завуалированная, пахнущая комплексами критика в адрес какой-нибудь Америки или ЕС перемежается эмоциональными (потому как тоже бессодержательными) призывами следовать решениям президента. О которых большинство записных "патриотов" имеет, кстати, весьма расплывчатое представление. Но, прокричав положенное, продвинутые патриоты садятся в казенное "БМВ"- "Ауди"-"Мерс" с мигалкой, и, чихая на правила дорожного движения, замершие по мановению полосатой палочки отдающего честь (откуда она у него?) гаишника колонны куда-то уже опоздавшего в пробках быдла едут на гос- или собственную дачу. Чтобы еще сильнее проникнуться патриотизмом. А за забором дачи - кучи мусора, до которых ему нет никакого дела, покосившийся ларек, у которого подростки хлещут пиво и ширяются, шеренги девочек... Это ведь не родина? Другая страна. Впрочем, все того же президента.

Почему так происходит? Откуда повылезало столь чудовищное число непрофессиональных, бездарных, но бесконечно уверенных в собственной правоте, "распальцованных" циничных людей? Нет ответа. Они вдруг массово появились и расселись на постах. Хотя, может, они и до того были. Просто в последнее время как-то уж очень уверенно заявили о себе.

Удивительно еще, что некоторые именно проигравшие от реформ по советской старинке пытаются сдерживать напор самовлюбленного быдлизма. Старушки, недоедая сами, кормят бездомных собак, потому что ни власти, ни бизнесу нет дела до создания нормальных питомников. Бабуля - бывший педагог еще может сделать замечание раскорячившейся на 2 ряда иномарке или средне-преуспевающему кретину, плюющему семечки в метро прямо под ноги. А милиция - нет. Она стоит с рыбьими глазами в том же метро - и пусть оно хоть все зальется пивом по самый контактный провод. Суды спят. Общественные организации? Мы даже о них порой слышим. Но они точно не рядом. Профсоюзы отсутствуют. Власти не до того. Телевидение хвалит президента. Телевидение можно понять. Оно так долго шло сквозь свободу слова по головам коллег к полноводным рекламным потокам, что теперь - это его главная отдохновенная задача. Вторая главная задача - много-много юмора. "Аншлаг" стал словом нарицательным. А всю страну заполонила реклама отдыха и "расслабухи" под правильное или иное пиво. И это тоже - рано!

Все эти вещи - вопрос не столько законов, сколько нравственных норм, нравственного качества среды обитания. Среды - расколотой. Потому как консолидация элиты на сегодня - это ее собственное огораживание, возведение "гетто для белых".

"Гетто для белых"

"Народу главное - стабильность", - заметил недавно один из высоких кремлевских чиновников, как бы не соглашаясь с тем, что к стабильности должно прилагаться еще осознание собственных потребностей и задач. "Теперь люди могут планировать", - добавил он. Люди планируют покупку машины и ремонт квартиры. И это прекрасно, что в условиях рынка это стало возможным. Но при этом по-прежнему нет никаких рамок. Чтобы сдвинуть Россию с места, ее нужно немного припугнуть и построить. Припугнули, построили. Вот она - стабильность. Как ею распоряжаются? Бездарно. Стабильностью подавляющее большинство тех, кому она была адресована, воспользовались исключительно для сиюминутного обогащения, причем в исконно русской, омерзительной форме.

- Так всегда было в России, - говорит один известный историк. Вспомните пьяный купеческий размах XIX века. Это было не менее мерзко, чем сегодняшнее рвачество. Тогда это плохо кончилось...

Чем это кончится на этот раз? "Большинство не верит в будущее этой страны, поэтому так себя и ведет, - говорит известный российский пиарщик, - они чувствуют себя временщиками. Полистайте записную книжку, скольких уже нет в этой стране, сколько уехали. И под отъездом не надо понимать эмигрантскую волну 1980-х. Эти люди часто здесь и работают, и зарабатывают. А все равно - уже уехали. У них там дома, семьи, и там они ведут себя по совершенно другим правилам". То есть они знают, как надо себя вести.

- Именно в этом произошла консолидация элиты, - продолжает он, - в тотальном неверии в эту страну.

Как заметил один из правительственных чинов, "все они здесь - в длительной командировке. Они тут ходят, говорят, зарабатывают деньги, но при этом максимально отгораживаются от реальности".

"Брезгливость - главное слово, передающее их отношение к тем, кто ниже и беднее их", - определяет состояние элиты-номенклатуры один экономист, хорошо знающий как чиновников, так и представителей бизнеса. Впрочем, зачастую это одни и те же люди.

Вот и получается, что президент не верит губернаторам и своему окружению, губернаторы не верят Москве, бизнесмены не верят власти, власть - им, ну и все они вместе не верят стране, в которой работают и иногда - проживают. И тем более не верят народу этой страны. Впрочем, чувство это - глубоко-глубоко взаимное. Миллионы брезгливых временщиков...

Временщики хотят продлить себе временность подольше. Тщательно охраняя свою касту, располагающую почти неограниченными ресурсами и помогающую отгородиться от внешнего "грязного" мира. "В ходе последней правительственной перестройки одному высокому белодомовскому чиновнику сообщили: его новое место работы и статус не подразумевают машину с большим триколором, - рассказывает очевидец. - Так этот высокий чин, взяв ноги в руки, обошел столько высоких кабинетов, такие скандалы закатил, чтобы оставили машину с номером и мигалкой!.." И ведь - добился...

- Когда ты едешь по встречной и с сиреной, - ты действительно оказываешься как бы в другой жизни, - признается обладатель персональной "Ауди". - Ты начинаешь по-другому смотреть на жизнь, которая за тонированным окном. И - минимизировать встречи с той, другой жизнью. Ты выезжаешь из элитной квартиры или закрытого поселка, доезжаешь, скажем, до ресторана, где назначена деловая встреча, выходишь из машины и снова попадаешь в привычный тебе мир. Вся другая жизнь - это 2 метра до входа в ресторан или дверцы машины. Их преодолеваешь быстро...

Скажет ли об этих двух метрах президент?

На кого опереться

Чтобы состоялись реформы, которые уже запустили или вот-вот запустят Путин и его соратники, должен возникнуть слой благодарных потребителей этих реформ. В противном случае - можно ничего и не делать. Как заметил недавно один из кремлевских чиновников, "для наступления полного авторитаризма нужно сделать еще всего несколько шагов, и народ ведь это поддержит". Соблазн - велик.

Однако команда Путина все же думает о другом: об эффективном и не сильно вороватом чиновнике; о конкурентном рынке коммунальных услуг; об эффективной правоохранительной системе (ну хотя бы подобии); институте защиты прав собственности; об осмысленной налоговой системе; о мобильной современной армии. Но во что все это утыкается? В то, что тем, кто как раз должен быть более других заинтересован в этих изменениях, - по фигу! Любой проект рассматривается почти исключительно как "бюджет для распила", любая программа - как средство для повышения собственной значимости, "капитализации". "Он заплатил за это место 10, 20, 50 "лимонов", - стало почти рутинной фразой в чиновничьих кругах. 50 - за одно из министерских кресел. Свежая, кстати, цифра. Потому что чиновник - тот же бизнесмен, только большие возможности каждодневно искушают самодурством и мздоимством. Многие не выдерживают. Почти никто.

Для реформ нужен потребитель. Качественная медицина нужна всему населению, качественное образование - всем от 5 до 40 лет, качественная армия - всем 145 миллионам, все еще населяющим эту страну, а разумная налоговая система - всем, кто зарабатывает от 100 рублей до 100 миллионов. Но зарабатывающие 100 миллионов, казалось бы, должны быть в первых рядах требующих. Более качественного обслуживания; более гуманной правоохранительной системы; более спокойного и безопасного (от дорог до экологии) будущего для своих детей. Они могут не просто сидеть и ждать, когда власть наконец изменится сама и изменит что-то вокруг. Они могут - в отличие от 100 с лишним миллионов остальных граждан, бесправных, равнодушных в своем бесправии или давно смирившихся с ним, - активно воздействовать на жизнь, ускорять эти изменения, направлять их в сторону, более необходимую. Ведь они облечены если не самой политической властью, то ресурсами. Но нет - им по фигу. Они - брезгливые временщики, живущие в гетто для белых.

За 4 года они научились оправдывать свое "временщичество" весьма ловко: теперь ведь еще "модно" стало бояться власти, кивая на Ходорковского и оправдывая свое молчание. Мол, вон нашелся умник, и где он, а где мы. Как будто-то на дворе 37-й год. А на дворе - 2004-й. Да даже и в 37-м многие боялись меньше.

В свое время Петр Первый, дабы втолкнуть дремучее русское дворянство в "европейскость", создать некое подобие новой этики и этикета, учредил дворянские ассамблеи - "вольные" собрания - как для развлечения, так и для обсуждения дел в непринужденной обстановке. Они были средством насаждения новой культуры сверху. Являться туда можно было только в европейском платье, гостям предписывалось курить табак (тогда это считалось признаком цивилизованности), развлекаться иноземными танцами, а также игрой в шахматы (карт Петр не любил). Всякий состоятельный хозяин обязан был не реже раза в год предоставить часть дома для общественных увеселений. Предписывалось выделять несколько зал для приема гостей: танцев, общих игр, курительную, где "принято было" вести умные беседы. А писарь от полиции записывал всех приходящих на ассамблею. Не прийти без уважительной причины было нельзя. Потом уже появятся и детские праздники, и домашние концерты, и "балы Наташи Ростовой". Потом - исчезнут...

А вот как, к примеру, в изданной Петром же переводной (с немецкого, разумеется, с немецкого) книжке "Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению", толковались понятия "хорошо" и "плохо": "Повеся голову и потупя глаза на улице не ходить и на людей косо не заглядывать, глядеть весело и приятно с благообразным постоянством, при встрече со знакомым за 3 шага шляпу снять приятным образом, а не мимо прошедши оглядываться, в сапогах не танцевать, в обществе в круг не плевать, а на сторону, в комнате или в церкви в платок громко не сморкаться и не чихать, перстом носа не чистить, губ рукой не утирать, за столом на стол не опираться, руками по столу не колобродить, ногами не мотать, перстов не облизывать, костей не грызть, ножом зубов не чистить, головы не чесать, над пищей, как свинья, не чавкать, не проглотя куска не говорить, ибо так делают крестьяне". И ведь почти все - усвоили. Хотя кое-что и по сей день актуально...

Если же серьезно - все-таки на кого Путин собрался опираться? Кто эти "свободные граждане свободной страны"? Можно, конечно, долго утешаться заклинаниями, что, мол, вокруг свободных духом и телом - пруд пруди, после пятнадцати-то лет свободы. Ложь это! Нету их. Словно и не было 150 лет после горестного Чернышевского - "нация рабов, сверху донизу все - рабы". Этих людей надо выращивать. Насильно. Как, скажем, вырастили за несколько десятков лет чистоплотность и обходительность (не говоря уж о высочайшей экономической эффективности) в маленьком Сингапуре. Просто там, скажем, за один (один!) плевок на улице, за не спущенную воду в общественном унитазе (тоже, кстати, один раз достаточно), за другие подобные же нарушения - штраф от 250 до 1000 долларов. Оно, конечно, - китайские крайности. Но на улицах чисто. И ни одной в неположенном месте запаркованной машины...

- Культуру надо насаждать, - согласен один из членов команды Путина, который - за "свободных людей свободной страны". - В советское время тоже гадили в подъездах, а рядом с вывеской "Берегите социалистическую собственность" обязательно писали х... Думаете, они так выражали несогласие с соцсобственностью? Нет, просто есть люди, у которых есть потребность все портить! Они есть везде, на Западе тоже. Но там за этим строже следят, а у большинства людей уже привита культура сохранять среду, в которой живешь.

- Но и власть со своей стороны, - продолжает он, - должна наконец в чем-то наступить себе на горло и показать гражданам, что она действительно служит людям. Да, нужно реформировать судебную систему, необходимы настоящие реформы силового блока, а не слова о наведении порядка. Нужны механизмы, меняющие самого человека. Например, та же ипотека делает человека более ответственным.

Они или не они?

Назовет ли президент тех, на кого он мог бы опереться? Например:

1. Саморегулирующиеся общественные организации. Предписать бизнесу (при том, что бизнес в России есть частный, но есть куда более могущественный - чиновничий) и мало-мальски заметным деятелям "политтусовки" отправиться в них - от общества охраны природы до ассоциации страховщиков; от содружества филантропов разной ориентации до попечителей вузов и науки, товариществ собственников жилья, школьных советов или "соседских организаций" по охране местности от мелкого бандитизма. Да, это как-то по-советски, пошловато, все-таки ХХI век на дворе. Но чем еще перебить мертвечину нынешней русской жизни? Петр дворян в ассамблеи тоже силой загонял. Позже и земства, как известно, были созданы не под давлением снизу алкавшей свобод общественности. По этой части русский народ чаще всего безмолвствовал. Из надобности быть вместе, пусть по принуждению, возникнут сначала мелкие дела, потом - другие. А дабы все-таки покончить с самым, пожалуй, главным русским народным мифом - "у нас все равно ничего никогда не добьешься", - такие организации должны получить некий перечень прав и компетенций.

Особое внимание - молодежным и спортивным организациям. В не самой бедной стране Америке есть такая программа: каждому двору в бедных районах - баскетбольную площадку. Больше площадок - меньше подростковых банд, наркоты и поножовщины. Больше гарантий, что "черные гетто" не поглотят рано или поздно "гетто для белых".

2. Судебная система в последнее время довольно часто скептиками характеризуется как "басманное правосудие". Однако будучи довольно закрытой и ограниченной по численности кастой, в отличие, скажем, от всей правоохранительной системы, она может быть реформирована несколько более энергичными темпами, чем многие другие сферы, причем без колоссальных затрат. Но дело опять - как и практически во всем - не только в деньгах. Да, судья Верховного суда где-нибудь в той же постсоветской Литве может получать в месяц $4 тысячи. Но кто даст гарантию, что "средне-русский" судья, получи он такой же оклад, по беспристрастной законности выносимых суждений будет тождествен тем, кого в этом месяце приняли в Евросоюз? Дело не только в деньгах - но и в головах тоже.

Что касается правоохранительной системы в целом, то никакой новой страны не будет, пока в обществе не будет резко (авторитарно, диктаторски - как угодно назовите) снижен порог терпимости к малейшим нарушениям порядка - ко всем, на которые так и не изжитые (кампания-то предвыборная кончилась) оборотни глядят своими невидящими рыбьими глазами. Пока в стране не будет нормальной милицейской корпорации, которую почувствует - в хорошем смысле - на себе обыватель, ни о какой "свободной стране и свободных гражданах" говорить не приходится.

3. Церковь. Пусть религия отделена от государства, но если кого-то она остановит от преступления в нравственно дезориентированной стране, значит, она уже сделала добро. Если наконец отвыкнет от оказавшегося для церковных чиновников столь удобным советского запрета заниматься благотворительной деятельностью, а не мироточивым пиаром - значит, она становится институтом более адекватным современности, чем никонианским временам раскола.

4. Нужен некий позитив общенационального масштаба, причем не сводящийся лишь к 5-минутным сюжетам о президенте, оттененным поношением мировых гегемонистов. Оно, конечно, удобнее - давай себе "рассказы о Путине", "мочи" врагов и посмеивайся над глупым телезрителем на дачке по Рублевке. Но так можно и досмеяться...

Нужен позитив - не тот, что сделан по советским лекалам (там намолотили, тут подняли зябь и выдали на гора - и все это на фоне активизации национально-освободительных движений по миру), а тот, который затрагивал бы людей не только через карман, который заставлял бы задумываться, а еще лучше - подвигал бы на действия тех, кому еще не всё по фигу. Иначе "аншлаг" на тему стабильности и счастья в стране, в которой "все изменилось за минувшие 4 года", может рано или поздно обернуться иллюзией. Да, многие и многое изменилось. Да, у людей ушел страх и появилась кое-какая уверенность. Но даже сами творцы этой системы тихо признаются в своих кабинетах: "Система эта все же крайне нестабильна".

5. Так стабилизируйте ее через новый класс. Свободных. Требовательных. Стремящихся.

Не создавайте у людей ощущения, что "пока ты без мигалки и триколора на заднице, ты не человек и ничего не можешь". Так что, как многим ни противно, придется если не создавать, то все же поддерживать гражданские организации. Иначе не получится. Потому что страна не произведет их снизу. Во-первых, не может. Во-вторых, слишком долго отбивали охоту. Последние 4 года тоже ведь добивалась вертикали и подчинения. Построили. Подчинили. Пора сделать шаг от построения - к осмыслению. От осмысления - к требованиям. От требований - к действиям. Да, возникнет кое-какая дискуссия, будут раздаваться нестройные голоса несогласных. Но если пересилить в себе страх появления мощной оппозиции (которая сейчас все равно вряд ли появится), - такие дискуссии могут внести важные коррективы в планы или действия власти, о которых она сама потом скажет "спасибо". Пусть и очень тихо.

В результате всего этого в стране может появиться класс тех, кому действительно нужны реформы. Все то, ради чего Путину были нужны прошлые 4 года и нужны будущие. Иначе - все напрасно. В этом случае он останется в учебниках как президент, при котором страна перестала расползаться по швам, олигархи перестали диктовать правила жизни. И все.

Лучшие места в истории всегда достаются либо разрушителям, либо созидателям. Статика - удел статистов.

• СВЕТЛАНА БАБАЕВА, ГЕОРГИЙ БОВТ
Источник: газета "Известия"

Все новости








 
Web







Rambler's Top100